Выставочный проект "Гибель Петербурга"

9 декабря 2011 - 28 января 2012 NameGallery (С-Петербург)

Экспонировалась работа "Что-то случилось" (б.,тушь, трансфер на холст, триптих)

 

Пророчества о надвигающемся конце света возникают периодически, особенно на рубежах веков. Наступающий 2012 год в очередной раз назван датой, после которой времени больше не будет.
Участники кураторской инициативы Александра Дашевского «Гибель Петербурга» визуализировали свое представление об ожидаемом глобальном катаклизме. Художественные высказывания в диапазоне от графики до видеоарта, созданные известными петербургскими авторами – Ильей Гапоновым, Валерием Гриковским, Александром Дашевским, Виталием Пушницким, Андреем Рудьевым, – фиксируют оригинальный взгляд на события перед концом истории.
Перевод апокалиптических страшилок, заполнивших информационное пространство, в творческую рефлексию, подспудно поднимает вопросы, связанные с локальным самоощущением, духовными ценностями, ощущением времени.

«Катастрофа – идеальная новость. Она щекочет нервы, привлекает внимание, поражает воображение. Как и всякая новость, катастрофа имеет ограниченный срок годности, поэтому катастрофы должны происходить постоянно, чтобы держать аудиторию в напряжении. Образ глобального катаклизма, и без того популярный, последнее время у всех на устах. На рубеже веков жанр disaster film стал необычайно моден.
Другое дело, когда речь идет о Петербурге.
Петербург это место – символ. Инспирированный город, цивилизационное дерзание. Окруженный пророчествами о собственной гибели, он существует в состоянии приближающейся катастрофы с самого начала. Через литературу, чаемое исчезновение города, стало частью петербургского текста. Петербург с самого своего создания находится в ожидании реванша «побежденной стихии», существует в состоянии отложенного небытия. Это небытие всегда присутствует на заднем плане, примелькалось, вынесено за скобки как нечто само собой разумеющееся. Вроде бы на эту тему высказались все, кто могли – от Евдокии Лопухиной до Блока от Пушкина до Ахматовой. Но, хотя штормовое предупреждение постоянно – меняются поколения, меняется содержание понятия «Петербург».
Тематизация грядущей катастрофы ставит вопрос о ценностях. «Гибель» подспудно побуждает художника продемонстрировать, что на данный момент в Петербурге «при пожаре выносится первым». Что должно произойти, чтобы Петербург перестал существовать. Что такое петербургская идентичность сегодня».

 

 

ГИБЕЛЬ ПЕТЕРБУРГА КАК МЫСЛЕННЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ

Как-то мне объясняли, почему людям так нравится – подчеркиваю, нравится! – верить в конец света (напомню, очередной намечен на декабрь 2012 года). Во-первых, это глобальное нарушение всех правил, время, когда будет возможно все, а об это-то мы, скованные условностями общества, моралью и прочим, и мечтаем глубоко в душе.

Во-вторых, у каждого есть проблемы, от которых хочется избавиться. Не объясняться, когда виноват, не делать, если не хочется, не платить, не думать и прочие “не”. Конец света – идеальный повод списать все долги, обязательства, отменить все встречи и плюнуть на то, что еще вчера казалось значительным. В-третьих, мы, опять же, глубоко в душе на самом деле знаем –
или хотя бы подсознательно уверены, что ничего не будет, пронесет, кто-то там, наверху, убережет. Но поиграть – интересно же! Пощекотать нервы! Поставить мысленный эксперимент, поддаться общей увлекательной истерии, почувствовать хотя бы отдаленно ту свободу – и остаться в живых, отчаянно радуясь этому и наслаждаясь обычным, до этого скучным существованием. Короче, психологически, в разумных пределах, конец света очень полезная вещь!
Выставка “Гибель Петербурга” в NameGallery, как такой локальный апокалипсис, это отлично продемонстрировала. Представьте: небольшой светлый зал в сердце города, неподалеку от Казанского собора, Дома книги и других свидетелей петербургской истории. Немного рафинированно, подчеркнуто аккуратно, в чем-то стерильно. Когда шла туда, думала, ну, будут здания в огне, люди, спасающиеся от наводнения, метеоритный дождь или что-то в том же роде. Вместо этого – абстракция Ильи Гапонова “Ночь Себастьяна” (черная пластина с торчащими прутьями –
отсылки к истыканному копьями христианскому святому), видеоарт Александра Дашевского “Историческая справедливость” (молодые люди с увлечением ножами соскребают с карты города советские названия улиц). Единственное большое полотно сразу притягивает взгляд и оставляет четкое ощущение, что так оно и будет. Наверное, это потому, что в основу его создания автор Валерий Гриковский положил реальные впечатления. Вот так же после теракта во Владикавказе стояла толпа людей – в общем-то одиноких, не связанных друг с другом. Каждый смотрел в небо и говорил в свой мобильный телефон. И название очень верное – “Что-то случилось”.
Выставка оставляет двойственное впечатление. Кажется, что если в гибель всего мира, Земли, мы верим и она будет физической, страшной, то вот Петербурга это не коснется. Современные художники – всегда самые тонко чувствующие горожане – не видят ни смертельного пожара, ни наводнения. Как будто с остальным миром – да, а вот с городом ничего не случится. Почти ничего... Он перестанет быть собой. Переименуют его улицы, уничтожат его книги, старые здания, разъединят горожан –
и вот тогда что-то случится. Но уже какая разница? Петербурга ведь не будет, он погибнет.
Неизвестно, какой из сценариев хуже, но вот психологической разгрузки от представленной гибели Северной столицы никакой. Сплошные вопросы, неуверенность. Не хочется исчезнуть вместе со старым городом. Не хочется быть частью безликой толпы. Не хочется, чтобы опустилась ночь с черными копьями. Нельзя этого допустить.
Я листаю книгу отзывов. Посетители пишут, что работ мало, но очень хорошие, узнают себя на картине Гриковского, комментируют видеоарт. Один размашисто, на всю страницу, возмущается, что фуршет по случаю открытия был только один день и короткий. Вот в Москве его держат четыре дня!..
P. S. Когда мы идем с выставки, на Невском проспекте разом гаснет свет в нескольких домах. Становится темно, ведь зимой уже с пяти-шести часов вечера город живет за счет искусственного света. Люди в кафе светят мобильными телефонами в тарелки. Из магазина, где двери открываются и закрываются автоматически, выскочили несколько человек без верхней одежды и тоже уткнулись в телефоны. Прохожие останавливаются и веселыми голосами (новость! приключение! адреналин!) кричат в трубки: “А на Невском темно! Наверное, подстанция! А напротив в домах свет есть!..” Да, вот так оно все и будет.

В. Кизилова

Газета "Стрела 4/796 - 2011

      

 

      

 

видео-репортаж с открытия выставки на НТВ http://www.ntv.ru/novosti/249152/